17 Фев.

Встреча с Юлией Рутберг

В ресторане Pinot Noir в рамках проекта «Литературный салон» состоялся творческий вечер Юлии Рутберг. Мероприятие прошло при поддержке партнеров — галереи современного искусства «М-ГАЛЕРЕЯ» ижурнала «Кто главный».

В ходе вечера гости узнали много интересного о жизни и творчестве Юлии Ильиничны, насладились бессмертными стихотворениями Пушкина и Ахматовой в ее исполнении, и конечно же, кулинарными шедеврами от шеф-повара ресторана Pinot Noir Мишеля Кристманна.

В ходе творческой встречи Юлия Ильинична любезно согласилась ответить на наши вопросы.

— Юлия Ильинична, я слышал, Вы несколько раз пытались поступить в Щукинское училище, и не получалось. Вы пробовали поступить туда, даже уже учась в ГИТИСе. С чем связано такое желание стать студенткой «Щуки»?
— Потому что я почувствовала школу, которая мне была нужна. Я с третьего раза поступила в Щукинское училище, с первого раза меня взяли только на эстрадный факультет ГИТИСа. Два года я училась на эстраде. Но мое — это Щукинское училище. У меня были блистательные педагоги, мне очень повезло. Видите ли, все равно заквас эстрады и какого-томоно-существования, вероятно, тоже был не просто так. Часто мы потом уже понимаем, что с нами происходили какие-то правильные вещи… Я застала золотой век Щукинского училища, те педагоги, которые были у меня, дали мне ремесло. И я знаю это ремесло. Мне повезло.

— А какой режиссер оказал на Вас наибольшее влияние?
— Ну, про влияние не скажу. Но есть один замечательный режиссер, которого я просто обожаю — Константин Павлович Худяков. И даже если бы он снял в своей жизни один только фильм — «Успех» с Леонидом Филатовым, с Алисой Бруновной Фрейндлих, с Ромашиным, Дуровым, Ларисой Удовиченко, я считаю, этого уже было бы достаточно для того, чтобы он вошел в плеяду очень хороших режиссеров. Я у него снималась уже трижды. Это замечательный человек и блистательный режиссер…

— Вы часто говорите о своей натуре борца, о максимализме, как о главной черте характера. А с чем Вы боретесь?
— Прежде всего, с потребительским отношением к искусству. Артисты не должны быть официантами. Это две разные профессии. Артист, который выходит на сцену, во-первых, должен понимать, что он делает, особенно взрослый артист. Ведь артист воздействует на поклонников очень во многом. И словом, и эмоциями. Артист должен думать о том, что он делает, что он играет и куда он зовет. Это первое. Второе: это очень ответственно. Очень. Артист должен вести за собой зал, а не идти на поводу у зала. Это для меня аксиома, это абсолютно правильно. Нужно настаивать на тех ценностях, которые ты исповедуешь. И я в меру своих сил борюсь с тем уклоном, который появился в культуре, когда мы стали скатываться до уровня мышей. Это мы можем видеть на телевидении, за редчайшим исключением. Это стало нормой жизни. И тот телевизионный русский язык стал нормой жизни. Самое главное — это бороться с потребительским отношением к искусству и с пошлостью. Потому что пошлость сегодня — это норма жизни, а я этого не хочу. Поэтому все, что я делаю — это мой осмысленный выбор. И в этом всегда есть то, что я хочу сказать людям. Понимаете? Потому что, если тебе нечего сказать, зачем тогда ты выходишь на сцену?

— Вы сказали, что практически все, что сейчас показывают по телевизору — это откровенно плохо. А как Вы относитесь к театру?
— Театр — это что-то настоящее, в отличие от кинематографа, где можно смонтировать. Это не только актерские и режиссерские усилия, это монтаж во многом. Можно озвучить, переозвучить. А искусство театра — живое. Здесь и сейчас. Чтобы понять, что такое на сегодняшний день представляет из себя тот или иной артист, его надо посмотреть на сцене. На сцене же спрятаться не за что. Чуть-чуть за костюм спрячешься, капельку за музыку, но все равно, либо ты умеешь это делать, либо нет. Какие бы гламурные фотографии не были у тебя в журналах, это тебя не спасет. Сколько раз предрекали — и какие умнейшие и тончайшие люди — гибель театру, в связи с кинематографом, телевидением, видео, но театр жив. И пользуется большим спросом.

— Расскажите, пожалуйста, о вашем моноспектакле «Вся эта суета». Почему именно кабаре?
— Это первый и единственный проект, который я придумала и сделала сама. И нашла на него деньги, собрала команду, нашла режиссера и музыкального руководителя, завпоста — я все это сделала сама. Продюсер из меня фиговый, должна признаться. Деньги мы стали зарабатывать только где-то лет через восемь-девять. Но то, что в Москве существовал проект, и существует до сих пор, где на афише одна актерская фамилия — это серьезно. Мы выжили, играем на очень хороших площадках. Мне нравится карабкаться. Я люблю медленно, но верно. Мы очень много ездим с этим проектом. Сейчас были даже в Берлине, скоро поедем на Кипр.

— Этот проект имеет такой широкий отклик?
— Поразительно, что везде, где есть русские люди, есть потребность в чем-то таком живом. У меня живой звук, живые инструменты, я не работаю не под минус, не под плюс. Больная я, не больная, сипатая, хрипатая. Я убеждена, что человек, выходящий на сцену, должен работать живьем. Когда один человек должен собрать внимание большого зала… не важно, какого зала, ты должен взять это внимание, и все! И это для меня очень важно.

 

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ НОВОСТЕЙ

Подписка на email рассылку новостей

Архив событий

ПОСМОТРЕТЬ ВЕСЬ АРХИВ

Добро пожаловать

  • Мы работаем для Вас с 10.00 до 24.00 ежедневно

    Ресторан французской кухни Pinot Noir
    г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 25

    Приглашаем Вас попробовать новые французские блюда и десерты, а также более 300 наименований вин со всего света!

Зарезервировать столик

Ждем Вашего звонка+7 (863) 240 81-38

ЗАРЕЗЕРВИРОВАТЬ ПО E-MAIL