12 Фев.

Легенда театра и кино Василий Лановой в Pinot Noir

Народный артист СССР Василий Лановой по праву считается легендой советского и российского театра и кино. Он кумир многих поколений. Несмотря на то, что с годами меняется мода на актерские типажи, герои Василия Ланового не подвластны времени.

  • lanovoy10
  • lanovoy11
  • lanovoy12
  • lanovoy13
  • lanovoy14
  • lanovoy15
  • lanovoy16
  • lanovoy17
  • lanovoy18
  • lanovoy19
  • lanovoy2
  • lanovoy3
  • lanovoy4
  • lanovoy5
  • lanovoy6
  • lanovoy7
  • lanovoy8
  • lanovoy9

Не многим артистам довелось участвовать в таком большом количестве великих спектаклей и фильмов, и в каждом из них работы актера — ярчайшие творческие шедевры.

Ему в равной степени удавались героические личности, такие как Павка Корчагин («Павел Корчагин»), Иван Варрава («Офицеры»), романтические герои — Артур Грей («Алые Паруса»), коварные искусители — Анатоль Курагин («Война и мир»). А кто из театралов может забыть блистательного и ироничного Калафа из легендарного спектакля театра им. Е.Вахтангова «Принцесса Турандот», парадоксального Бернарда Шоу («Милый лжец»), великого комика с драматической судьбой Фредерика Леметра («Фредерик, или Бульвар преступлений»)?!

Выдающийся артист по-прежнему активно занят в репертуаре театра им. Евгения Вахтангова. В то же время Василий Лановой часто выступает с литературными и поэтическими вечерами по произведениям русских классиков.

Василий Семенович отмечен многими высокими государственными наградами: орденами «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2004), Дружбы (1994), Почета (2001). Среди общественных наград — ордена Андрея Первозванного, Петра Великого II степени, Святого Станислава, Национальная премия имени Петра Великого. Он награжден медалями: Пушкинской (200 лет), золотой Тютчевской (200 лет), «Золотая Фортуна» (Украина), имени В. И. Даля, имени Вернадского (РАН), имени С. Вавилова (РАН).

На творческом вечере, прошедшем в декабре прошлого года в ресторане французской кухни Pinot Noir в рамках проекта «Литературный салон», Василий Семенович любезно согласился ответить на несколько наших вопросов.

— Василий Семенович, расскажите, пожалуйста, о Вашем детстве. Оно пришлось на тяжелое время…

— Биография нашей семьи в какой-то степени типична для военного поколения. Мы родом с Украины — между Винницей и Одессой есть село Стримба. В 1931 году был жуткий голод, и отец уехал оттуда в Москву, потом вызвал мать, спасая от голода. 20 июня 1941 года мама отправила трех своих детей — двух моих сестер и меня, 7-летнего, в Стримбу. Через 2–3 недели она тоже должна была туда приехать, пробыть месяц, а потом вернуться в Москву.

22 июня мы были под Винницей. Было 4–5 часов утра, и я видел, как над нами летели сотни самолетов — бомбить Одессу. Мама не приехала не через три недели, ни через месяц, ни через год, ни через два, ни через три.

Когда началась война, родители работали на химическом заводе. Цех — 72 человека — начал разливать вручную противотанковую жидкость. Разливали пять дней, а на 6-ой из 72 человек ни один не вышел на работу, у всех была полностью уничтожена нервная система рук и ног. Естественно, вмешалось МВД, их сразу увезли. На два года. Так мама и умерла инвалидом первой группы, а отец стал инвалидом второй группы. Это вклад моей семьи в нашу победу. Я всегда говорю об этом с гордостью.

10 апреля 1944 года была освобождена Одесса, и в начале мая партизаны освободили нас.

Помню, дед посеял лен. Я дежурил, гонял горобцов, чтобы они не съели этот лен. И вдруг старшая сестра мне кричит: «Василь, мамка приехала!»

Я оставил воробьям лен и побежал. Вижу волов и арбу, на арбе — какая-то черная женщина, с черными волосами, худая. Я пробегаю мимо. Дядька Митро, который вез женщину, говорит: «Це ж мамка твоя, куда ж ты побиг?». Он швырнул меня к ней. Мать схватила меня, обняла и уже не отпускала до самой Стримбы.

— Расскажите, пожалуйста, о Вашей первой роли в театре.

— Однажды мы с моим другом Володей Земляникиным гуляли и наткнулись на афишу спектакля «Друзья из Питтсбурга» — это то, что обычно называется «Томом Сойером» . Спектакль детского сектора дворца культуры автозавода имени Сталина настолько нам понравился, что мы оба решили записаться в детский сектор. Мне было тринадцать лет, Володе — 14. До окончания 10-го класса мы ходили в эту самодеятельность. Это был замечательный народный театр. Первый наш учитель, Сергей Львович Штейн, режиссер театра имени Ленинского комсомола, заставлял нас играть в массовке. Поэтому, я еще мальчишкой, играл в театре Ленинского комсомола, где были Берсенев, Гиацинтова, другие потрясающие актеры. И мы играли вместе с ними…

— А первой ролью в кино стала роль Валентина Листовского в фильме «Аттестат зрелости»?

— Да, верно. В 1953 году Татьяна Николаевна Лукашевич пригласила меня сниматься в «Аттестате зрелости». И я согласился. Но к тому моменту я уже поступил в МГУ на факультет журналистики. У меня была золотая медаль, я просто отнес документы и уехал сниматься.

Меня поразило первое же занятие в университете. Встал старый мудрый журналист и сказал: «Журналист — это человек, который обслуживает, то ли государство, то ли коллектив, то ли частное лицо. Но это человек обслуживающий. Вы должны это раз и навсегда понять». Я это понял, и, вернувшись со съемок, тут же сбежал в театральный институт.

— Назовите, пожалуйста, Ваши любимые роли в кино.

— Меня часто спрашивают, какие мои работы останутся в истории кино навсегда. Уверен — останется Павка Корчагин из картины «Как закалялась сталь», останется Анатоль Курагин из «Войны и мира», Вронский из «Анны Карениной», Иван Варрава из «Офицеров», и не только…

Павку я сыграл в 1956 году, когда был на третьем курсе театрального института. Оставалось два месяца до начала студенческих каникул. А у нас было категорически запрещено сниматься в кино. Но я подумал, что два месяца как-нибудь проскачу. Начал сниматься, никому ничего не сказав. Езжу в Киев и обратно на лекции. Остается всего пятнадцать дней, возвращаюсь из Киева, открываю «Правду», а там — моя фотография. Внизу подпись — «Студент 3-его курса Щукинского института Лановой Василий Семенович снимается в роли Павла Корчагина»». Приезжаю в институт и читаю объявление: «Студент, снимающийся без разрешения, отчисляется из института».

Потом мне рассказывали, что наш ректор Захаров Борис Евгеньевич вызвал педагогов и сказал: «Делайте, что хотите, но он должен остаться, но при этом я его должен выгнать». Наши педагоги долго думали и сказали: «Накажите его, оставьте его в институте на второй год». Так что помимо положенных лет я прозанимался в Щукинском еще год, сыграл две замечательных роли, в том числе Рощина в «Хождении по мукам».
Когда же меня спрашивают, какая ваша любимая роль, я, не задумываясь, отвечаю — эпизод на пляже в фильме «Полосатый рейс»: «Красиво плывут… Вон та группа в полосатых купальниках».

Я поехал в Одессу отдыхать, и там, в гостинице меня увидел режиссер «Полосатого рейса» Володя Федин: «Вась, сыграй, мне небольшой эпизод — короля пляжа». А у меня уже «Алые паруса» были. Стану я ему эпизод играть! Но иногда эпизод дольше живет, чем твоя главная большая роль. Я говорю, ладно. И это была замечательная роль.

— Что Вам ближе, дороже — кино или театр?

— Я артист театра, снимающийся в кино. Любовью к кино я заражен с детства. И, похоже, на всю жизнь. Это как первая любовь. А театр — мой родной дом, без которого я не представляю своего существования.

— Что Вы будете читать на творческой встрече?

— Буду стихи читать: Твардовского, Блока, Пушкина, петь песни военных лет. Но что именно — сейчас не скажу, это зависит от публики. По лицам людей видно, что им нравится, что не нравится.

— У Вас когда-то была идея создать собственный театр?

— Да, была такая идея. Причем он бы назывался — Театр «Слово», и занимался бы исключительно чтением великой русской классической поэзии. Но когда мне в управлении культуры Москвы сказали — вам сначала нужно лет десять походить, потрудиться по другим театрам со своими постановками, а только потом может быть… То есть я не имел бы своей сцены, а просил бы другие театры. Это заняло бы слишком много времени. Потому что раньше такого никогда не было — театра слова. И я бросил эту идею.

 Расскажите, пожалуйста, какую-нибудь историю из Вашей театральной жизни.

— Как-то играли в театре «Антония и Клеопатру». Входит Цезарь, то есть я. Весь в белом. Видит Антония и Клеопатру и говорит: «Мы похороним их рядом!» Дальше по тексту. И тут я выдаю: «Мы похороних… рядох… им! С еех… Антониех! И на земле не бу… не бу… не бу… Не бу!» Чувствую, как трясется сцена. 100 человек, изображавшие убитых, не меняя мизансцены, тряслись от еле сдерживаемого хохота!

А когда играли «Принцессу Турандот», вообще случился полный конфуз. Мой коллега, народный артист СССР Николай Гриценко, решил внести в спектакль свою долю импровизации. Перед этим режиссер постановки Рубен Симонов сказал: «Николай, мы уже 10 спектаклей сыграли, а вы все один и тот же текст произносите. В „Турандот“ можно импровизировать — придумайте, как!» И вот — начинается спектакль. Выстраиваемся на сцене для представления публике действующих лиц и исполнителей. Гриценко торжественно объявляет, представляя Юлию Борисову: «Роль принцессы Турандот исполняет Юлия Борисова. Под этой масочкой скрывается депутат Верховного Совета РСФСР». Настала моя очередь. Гриценко между тем продолжает: «Роль Калафа исполняет Лановой Вася, про которого один поэт сочинил…»

И выдает четверостишие:
Семен Михайлович Буденный…
Василь Семеныч Лановой…
Один рожден для жизни конной,
Другой — для жизни половой…

Сидевший в зале Рубен Симонов просто зарычал: «А-а-а!» Мы еще сходили со сцены, а он уже встречал Гриценко: «Я запрещаю вам импровизировать!»

— Василий Семенович, Вы по-прежнему в отличной физической форме. На сколько лет Вы себя ощущаете?

— Вы же знаете, мне семьдесят семь. Моя хорошая физическая форма — не моя заслуга. Моя мама выстраивала эти тело и душу. Я просто стараюсь не портить уже созданное.

— А чувствуете себя на сколько лет?

— Я не задумываюсь об этом.

— Спасибо Вам большое за интервью. Здоровья и творческих успехов!

 ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ НОВОСТЕЙ

Подписка на email рассылку новостей

Архив событий

ПОСМОТРЕТЬ ВЕСЬ АРХИВ

Добро пожаловать

  • Ресторан французской кухни Pinot Noir
    г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 25

    Приглашаем Вас попробовать новые французские блюда и десерты, а также более 300 наименований вин со всего света!

Зарезервировать столик

Ждем Вашего звонка +7 (863) 240 81-38

Мы работаем для Вас с 09.30 до 24.00 ежедневно

ЗАПРЕТ НА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНФОРМАЦИИ